Новости

Курсы языков в Эстонии












Пресса

Сирию посетит гуманитарная миссия ООН

Для сведения жителей микрорайона города «Черепово»

Экипаж израильского танка заснул на границе

Турист теперь не заблудится

У «Единствa» есть план экономического возрождения

Трудовые отношения или подряд

Пострадавшим полицейским выплачены пособия

Сундучок на память

Александр Гапоненко: «Вторая стадия кризиса — неизбежность»

Лато Лапса раскрыл источники своих доходов

Бывшего французского премьера признали виновным в клевете на Саркози

На одежде нью-йоркской горничной обнаружили ДНК Стросс-Кана

Египет помог движениям ФАТХ и ХАМАС помириться

Хоккеистам идут на встречу

Кампарс: члены "Единства" лоббируют назначение "нужных людей"

На АЭС "Фукусима-1" произошел взрыв

Грипп отступает

Латвия уложилась в рамки бюджетного дефицита

Как Заяц в Африку хотел

Геннадий Пальчевский получил волшебный “Оскар”

Суд: депозиты можно облагать подоходным налогом

Родительский клуб получит подарки от Думы

Латвийцев подлечат кампанейщиной, налогами и пропагандой

Смотрите, кто пришел…

Внимание! Туберкулез!

Наставление потомкам

Новый шеф у полицейских  Латгалии

Ограбили магазин

Микельсонса завтра выпустят из тюрьмы

Полиция безопасности вскрыла канал нелегальной переправки афганцев



Новости -> Обратный путь из темноты

Обратный путь из темноты

26.10.2003 12:42




Приятная новость на фоне многочисленных проблем кинопроизводства в Латвии: в документальном кино наблюдается явный ренесcанс. Это доказывает появление таких фильмов, как "Путь в темноту" режиссера студии Deviтi Инары Колмане. Премьера этого фильма, состоявшаяся еще весной, собрала аншлаг - факт для документальной картины более чем значительный "Если мы найдем средства, - надеется режиссер фильма, - кассета с нашей картиной появится в каждой латвийской школе". Это не мания величия. Это искреннее желание помочь тем, кто стоит в одном шаге от непоправимой беды. "Путь в темноту" рассказывает о наркомании в Латвии.

Другого пути не бывает "Путь в темноту" сразу же после своего появления вызвал интерес не только в Латвии, но и за рубежом. Что довольно удивительно: фильм снят исключительно на латвийском материале - Да, с одной стороны, это локальный проект, - объясняет Инара Колмане, - с другой - проблема общеевропейская. Наркоман с Маскачки ничем не отличается от наркомана Стокгольма, Парижа или Амстердама. Их суть одна и та же. Поэтому есть и интерес: моему коллеге во время поездки в Финляндию знакомые порекомендовали посмотреть "Путь...". Он удивился: премьеры еще не было, где вы его увидели? Оказывается, в Интернете пираты его уже разместили, и там он среди самых популярных. Жалко, что плохого качества. Хотя - лестно. Это свидетельствует о качестве проделанной работы - Если суть у наркоманов одинакова, то и судьба тоже. Фильм об этом?

- Можно сказать и так. Фильм о конкретных людях, которые рассказывают, куда ведет путь наркомана. И он, этот путь, действительно единственный и по-настоящему ужасный - другого не было и не будет. В то же время мы постарались обойтись без поучений, без дидактики. Картина скорее информативная публицистика: чтобы каждый мог идентифицировать себя с героями фильма, увидеть, в каком аду они живут, и самостоятельно сделать для себя выводы - Где вы искали героев?

- Идея фильма принадлежит Зелтите Лозе - она работает в 23-м отделении полиции в отделе по делам несовершеннолетних. Зелтите также была и консультантом фильма. Первых кандидатов на роли "героев" предлагала она. Они, в свою очередь, выводили на следующих, те еще на кого-нибудь. Наша студия как раз в том районе Риги, что называется Старой Маскачкой - здесь таких много. На улице здороваются, звонки на этот счет тоже в студии раздаются до сих пор. Кроме того, мы снимали везде, куда каждый наркоман рано или поздно попадает: это тюрьма, больница, реанимация, лечебные центры. Снимали на Чака. Морг и кладбище тоже в этом списке.

То, что опасно скрывать - В картине, наверное, много тяжелых сцен.. - Да, их хватает. Фильм очень правдивый - это одна из его главных отличительных черт. Мы долго думали, с какого возраста давать смотреть этот фильм, - есть действительно страшные моменты. Но когда узнали, что самому младшему ВИЧ-инфицированному от иглы всего 8 лет - отпали все сомнения. Нельзя с этим делом заигрывать и нельзя допускать ханжества - Те, кто видел фильм, с таким мнением согласны?

- По-разному. Большинство именно за это говорили спасибо. Но некоторые и возмущались: как можно наркоману с экрана позволять говорить, что наркотики дают кайф?! Я сразу подумала: "Насколько же мы привыкли лгать!" Сами себе прежде всего: кто бы их употреблял, если бы не было кайфа? Кайф есть. Скрывать это факт - бред, причем опасный. Молодой человек по природе, по возрасту своему - экспериментатор. И если он почувствует, что ему врут или недоговаривают - он попробует все это на себе хотя бы из интереса. Но надо дать понять ему, чем придется за это платить: кайф будет в первый раз, во второй, в третий, а четвертый, пятый - и ты уже без этого не можешь. И только тогда понимаешь, в какой ужас опускаешься. Кроме того, мы, конечно, не хотели, чтобы фильм получился абсолютно черным и безвыходным - есть и светлые моменты. Реабилитационный центр Rindzele, Христианский центр - их помощь больным наркоманией нам показалась наиболее реалистичной. Вообще же в Латвии заведений подобного типа менее десяти - мы посетили почти все - Нелегко, наверное, было погружаться в такой фильм?

- Да, тяжело было и физически, и морально. Поймала себя на мысли, что при встрече с кем-либо в первую очередь обращаю внимание на его зрачки - не под кайфом ли? С другой стороны, если бы так в это не погрузилась, мало кто из наркоманов, чьи интервью показаны в фильме, мне доверился. Очень благодарна им за то, что были откровенны со мной - Вы им сочувствуете?

- И остальных призываю. Меня смущают такие авторы, которые своих героев высмеивают, оскорбляют, этическая сторона здесь очень тонкая и очень важная. Назвать наркомана слабым человеком - проще всего. Толковые, талантливые студенты - наркоманы. Среди тех, кого считают сильными, творчески одаренными, - тоже наркоманы. Если в подходящий момент предложат, да еще и эффект будет - как будто наркотики помогают творить, - тогда все. "Путь в темноту", кстати - название песни бывшего наркомана Андриса Чернова, музыка из нее в фильме и звучит. Надо разобраться, отчего человек пришел к этому - окажись сам автор в подобной ситуации, какой бы выбор сделал он сам? Честно признаюсь, меня иногда посещала мысль: а не попробовать ли? Чтобы лучше их понимать - действительно ли это такой кайф?

- Устояли?

- Конечно! (Смеется.) Пугает что: у большинства из нас когда-то была первая сигарета, первый бокал пива. А сейчас у молодежи это уже первый косяк, первая таблетка. Дальше будет первый шприц - страшно. Очень быстро появилась эта дыра в обществе, которая продолжает расти - молодые люди, которые ни во что не верят и ни к чему не стремятся. Тех, кто употребляет наркотики, сейчас во многих компаниях принимаются чуть ли не за героев. Обдолбался - значит, свой! Тебя возьмут в компанию, в которую хотелось попасть, - там, мол, все такие крутые! Лет 15 назад такого еще не было - наркоман даже среди самой отъявленной шпаны считался человеком пропащим, никем.

Маскачка: страшно, но правдиво - Не страшно было связываться с такой темой? Наркоманы - непредсказуемые.. - Неприятности небольшие были - стекло в машине разбили. Намекнули, так сказать: мол, не тем интересуешься. Ходили и по трущобам: пустые, брошенные дома - обычный кров для наркоманов. А чтоб страшно было... Страшно, когда нечего делать. Когда работаешь, когда голова занята тем, как и что снять, - на это времени не остается. Да и потом со мной были мужчины - оператор Айварс Калниньш и звукорежиссер Янис Юхневич. Сейчас иногда думаю: боже, куда я влезла! А тогда ничего - профессиональная глупость, как у любого киношника. За хорошим кадром он куда угодно - У вас и студия расположена прямо на Маскачке - далеко за материалом ходить не надо.. - Да и в каком-то смысле это хорошо. Этот район вдохновляет и не дает забыть, что такое реальная жизнь. Здесь по одной стороне улицы идут студенты в Академию культуры, а по другой - бомжи, наркодилеры или просто какие-то люди не самого большого достатка. Это жизнь и есть - в ней все рядом, и глупо от этого отгораживаться. Нельзя сделать хороший фильм о наркоманах, посещая бутики. Тем более в документальном кино - Какие персонажи появляются в вашем фильме?

- И проститутки, и ВИЧ-инфицированные, и просто наркоманы. Есть в фильме и анонимные интервью - в тех случаях, когда сведения могли повлиять на дальнейшую жизнь человека. Двух героев пришлось из фильма вырезать вообще - хотя на них держалось практически все. Одному удалось найти нормальную работу - позвонил уже во время монтажа. Другой вернулся в семью к детям - дети знали только то, что папа долго болел. В результате работа над картиной затянулась на полгода, но мы на это все равно пошли - Деньги за интервью у вас просили?

- И не раз - из принципа ничего не давали. Покормить, еще что-то другое - да. Деньги - нет. Так мы все вместе еще перед началом работы решили. Понимаешь же, что он на них купит дозу и ничто другое. Хотя бывали случаи, что очень хотелось дать - ну жалко его было, чисто по-человечески - Тем не менее на интервью они были откровенны?

- У многих это была единственная возможность излить душу - совершить своеобразную исповедь. Впускали меня в свою жизнь - понимали, что могут помочь тем, кто еще не стал такими, как они. Это, кстати, очень вдохновляло. Но многие и лицемерили. Это для наркоманов очень характерно: сам их тип - лживый. Наркоман обманывает и себя, и других - потому и возвращается к наркотикам в таком устрашающем проценте. Когда поняла их психологию, то для фильма отобрала как искренние интервью, так и те, где они "играют". Причем те моменты, когда это по ним видно - чтобы они сами оценили, насколько жалко это выглядит. Это тоже была поставленная задача - не делать из них для них самих же героев: мол, я наркоман и меня в кино покажут! Пусть увидит себя со стороны и, может быть, задумается - С чего начинается наркомания, выяснили?

- Со слов "Я себя контролирую, знаю свою норму". Встречаю парня через полгода: ну и где твоя норма? Говорит: да, не прав был. Есть те, кто принимает только таблетки - кокаин-то дорогой - и считает, что у него все нормально, он не наркоман. Девушка говорила: "Не выношу вида крови: шприц, да еще в вену - фу! Я за себя спокойна!" Опять же, проходит полгода - все. Нельзя обманывать себя - ни подросткам, ни, кстати, их родителям (фильм и для них). Одна мама, например, давала дочке в день 15 латов - на карманные расходы. Та села на кокаин. Мать почувствовала, что что-то не так, сбавила сумму - а поздно. Дочери на дозу уже и 15 латов не хватает - В фильме много наркоманов, говорящих по-русски. Это потому что их среди наркоманов больше?

- Нет, не сказала бы. Если в фильме их и чуть больше, то это потому, что русские ребята более эмоциональны - соответственно, легче идут на контакт. На Бирзниека-Упиша есть центр по обмену шприцов - туда ребята ходили менять шприцы примерно так же, как я когда-то ходила после школы в библиотеку. Видела всех, кто этот центр посещает, - вроде все соответствует простому процентному соотношению национальностей, живущих в Риге. В Лиепае и Вентспилсе, например, больше латышей-наркоманов. Нет, национальность здесь ни при чем. Фильм наш, кстати, действительно двуязычный - герои в нем и русские, и латыши. Что породило некий киношный эксперимент: двуязычное титрование. Оказалось, что так он очень даже хорошо смотрится. Нам важно, чтобы этот фильм посмотрели и русские, и латыши - особенно школьники. Поэтому и ищем деньги, чтобы обеспечить каждую школу - и русскую, и латышскую - кассетой с фильмом. А в кинотеатре "Рига" будут повторно проходить двуязычные сеансы.

Следующий - академик Сахаров - Ваш подход документалиста напоминает принципы, по которым сделаны картины Подниекса. Это так?

- Лестное сравнение, спасибо. Возможно, да. С Подниексом я немного вместе работала. Андрис Слапиньш погиб в то время, когда работал над картиной "Балтийская сага". Юрис перенял этот фильм, но и ему не удалось его закончить. В этот период мы с ним и работали. В студии Подниекса, кстати, потом все же сделали фильм с таким названием - правда, совсем другой. Но хоть название осталось жить - Где вы учились?

- Закончила Институт театра, музыки и кино в Санкт-Петербурге - тогда еще Ленинграде. После учебы приняла участие в создании студии Deviтi - являюсь одним из основателей. Сначала работали с рекламным уклоном, постепенно выросли в довольно значимый и узнаваемый в Европе творческий коллектив - Картины снимаете только документальные?

- В основном да. И с успехом. На счету студии есть и номинации, и призы на международных фестивалях. Есть опыт и в игровом кино. Первую мою короткометражку "Цветки во льду" - показывали в России. Есть сценарий и желание снять фильм под названием "Мона". Вообще, как дальше развиваться - идеи есть, будем их воплощать. Продолжаю работать и в рекламе - жить-то надо. (Смеется.) - Государство не помогает?

- Сравнительно мало. Представьте, у нас в стране всего две профессиональные, притом устаревшие кинокамеры. На всю Латвию - Да вы что?

- Правда, правда. В документальном кино это не так важно: снимаем в основном видеокамерой - профессиональной, конечно. А кинокамеры приходится брать в Эстонии, на Западе. Лаборатории для обработки пленки тоже нет. Это и так дорогое удовольствие, а проявляя пленку в Праге или в Москве - суммы вообще зашкаливают. Очень хочется, чтобы интерес к документальному, а также и к игровому кино возродился не только у зрителя, но и у государства. Фанатизмом заменить профессиональную аппаратуру невозможно. Это же не хобби, а работа. Такое отношение приводит к тому, что вместо качественного кино на экранах появляется домашнее видео - Над чем вы сейчас работаете?

- Документальный фильм "Мой муж - Андрей Сахаров". Главная героиня - Елена Боннер - Вы - женщина-режиссер, латышка - снимаете фильм об академике Сахарове? Как это получилось?

- Меня пригласили в Нижний Новгород на рекламный фестиваль со своими работами. В рамках прочего посетила музей-квартиру Сахарова. Водил меня по ней мой знакомый - очень много рассказал. Тема не отпускала, массу книг прочла после приезда. Потом летали в Нью-Йорк завершать съемки фильма о танцовщице Вие Ветре. Бостон не так далеко - уговорила всю группу отправиться туда. Как ни странно, добилась приема у Боннер, за что ей очень благодарна. Она вообще не жалует ни американскую, ни российскую прессу. По-видимому, ей было приятно и интересно именно то, что мы из Латвии - то есть жили в СССР и добились свободы. Поговорили. Разговор перерос в проект. Соавтор сценария - опытная журналистка Галина Фролова - Что это будет за картина?

- О Сахарове снято достаточно много фильмов, но я бы назвала их поверхностными. Сама его сущность как человека не очень ясно раскрыта. Первую половину жизни он посвятил изобретению оружия уничтожения, вторую - правам человека. Как это в нем уживалось - вот вопрос. Елена Боннер сама по себе фантастическая фигура. Их отношения уникальны - как настоящая декабристка поехала за мужем в ссылку. По-человечески это очень интересно. Мне показалось очень важным сделать такой фильм * "В партизанской войне победить невозможно".


Источник: Александр ПРОКУДИН, Вечерняя Рига

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 hkk.ee