Новости

Курсы языков в Эстонии












Пресса

Сирию посетит гуманитарная миссия ООН

Для сведения жителей микрорайона города «Черепово»

Экипаж израильского танка заснул на границе

Турист теперь не заблудится

У «Единствa» есть план экономического возрождения

Трудовые отношения или подряд

Пострадавшим полицейским выплачены пособия

Сундучок на память

Александр Гапоненко: «Вторая стадия кризиса — неизбежность»

Лато Лапса раскрыл источники своих доходов

Бывшего французского премьера признали виновным в клевете на Саркози

На одежде нью-йоркской горничной обнаружили ДНК Стросс-Кана

Египет помог движениям ФАТХ и ХАМАС помириться

Хоккеистам идут на встречу

Кампарс: члены "Единства" лоббируют назначение "нужных людей"

На АЭС "Фукусима-1" произошел взрыв

Грипп отступает

Латвия уложилась в рамки бюджетного дефицита

Как Заяц в Африку хотел

Геннадий Пальчевский получил волшебный “Оскар”

Суд: депозиты можно облагать подоходным налогом

Родительский клуб получит подарки от Думы

Латвийцев подлечат кампанейщиной, налогами и пропагандой

Смотрите, кто пришел…

Внимание! Туберкулез!

Наставление потомкам

Новый шеф у полицейских  Латгалии

Ограбили магазин

Микельсонса завтра выпустят из тюрьмы

Полиция безопасности вскрыла канал нелегальной переправки афганцев



Новости -> Михаил Александров: «Латвия – на грани межнациональной войны»

Михаил Александров: «Латвия – на грани межнациональной войны»

14.03.2012 22:19


Михаил Александров, доктор политологии, заведующий отделом Прибалтики Института стран СНГ, член Экспертного cовета Центра русской культуры Латвии в Москве, публицист и общественный деятель — о русских, латышах и межнациональном конфликте.

Прошедший 18 февраля в Латвии референдум о статусе русского языка явился важнейшим политическим событием в жизни страны за последние 8 лет, то есть с того момента, как Латвия стала членом НАТО и Евросоюза. Для большинства политиков, общественных деятелей и политологов, как в Латвии, так и за рубежом это явилось большой неожиданностью.

Давайте вспомним, что проведение референдума и его консолидированная поддержка русской общиной была спровоцирована инициативой латышских национал-радикалов проведения референдума о запрете русских школ, а затем изоляцией партии «Центр согласия», представляющей интересы подавляющего большинства русскоязычных граждан Латвии.

Таким образом, русской общине был послан недвусмысленный сигнал, что руководить страной могут только латыши. Для русских политиков да и всех русских жителей республики стало очевидно, что как ни демонстрируй свою лояльность латвийскому государству, но до управления страной они не будут допущены ни при каких обстоятельствах.

Они поняли, что политика межнационального согласия в понимании латышской элиты – это улица с односторонним движением. Что эта политика направлена на закрепление положения русских в качестве граждан второго сорта или на их мягкое вытеснение из Латвии. В итоге возник мощнейший импульс к выражению политического протеста.

И если посмотреть на итоги референдума под этим углом, то можно сделать однозначный вывод, что он стал оглушительной победой русской общины.

Хотя государственный статус русского языка не получил поддержки, это никак нельзя считать поражением. Ведь все и так понимали, что победить на этом референдуме невозможно чисто арифметически. Но при этом русская община выступила как никогда сплоченно. За русский язык проголосовало 273 347 (24,88%) человек, т.е. тот максимум, который вообще можно было набрать среди русских и русскоязычных жителей республики, имеющих право голоса. А это означает, что все они выразили недоверие нынешнему латвийскому государству, построенному на принципе приоритета титульной нации.

Таким образом, итоги референдума продемонстрировали наличие в Латвии первой стадии межнационального конфликта между латышским большинством и русским меньшинством. Причем действия русского меньшинства показали, что оно тоже превратилось в Латвии в устойчивую этническую общность, способную не только артикулировать свои интересы, но и консолидированно отстаивать их в политическом поле.

Драматизм ситуации состоит в том, что латышская элита, вместо того, чтобы повлиять на это большинство, подтолкнуть его в сторону компромисса с русскими, напротив, заняла непримиримую позицию. То есть создалась ситуация, типичная для межнационального конфликта, когда меньшинство осознало, что добиться своих целей конституционными методами невозможно, а большинство не желает идти даже на незначительные уступки. И эта ситуация будет неумолимо подталкивать русское меньшинство к выходу за конституционные рамки политической борьбы.

В значительной степени конфронтационная позиция латышского большинства стала результатом многолетней пропаганды со стороны властей, представляющих русских как «оккупантов», незаконно находящихся на территории Латвии. На самом деле этот тезис является грубым вымыслом. В настоящее время, латыши составляют 62,1% населения Латвии, то есть столько же, сколько проживало на этой территории латышей в 1914-м году, перед началом первой мировой войны. В ходе двух мировых войн на территории Латвии были фактически полностью уничтожены две национальные общины – немецкая и еврейская, а количество русских жителей республики существенно сократилось. Последующая миграция в Латвию представителей различных национальностей СССР просто восстановила этнический баланс, который исторически сложился в Латвии в начале ХХ века.
Пока межэтнический конфликт в Латвии находится на первичной стадии, когда еще есть возможности предотвратить его развитие по сценарию силовой конфронтации. Для нормализации ситуации властям Латвии понадобилось бы пойти всего лишь на минимальные уступки русскому меньшинству.

Достаточно было бы ликвидировать Языковую инспекцию, присвоить русскому языку статус регионального в Латгалии и Риге, а также принять закон об автоматическом предоставлении гражданства всем детям неграждан, родившимся в Латвии после получения независимости. Помимо этого следовало бы остановить все законодательные инициативы, направленные на дальнейшее ущемление прав русского населения. Это показало бы русским жителям республики, что к их мнению прислушались и что у них есть возможность влиять на принятие государственных решений демократическим путем. Как следствие, волна этнической конфронтации начала бы спадать, и Латвия вернулась бы к нормальной жизни.

Но пока реакция властей на результаты референдума не внушает оптимизма. Возможно, взяв курс на жесткую конфронтацию с русским меньшинством, правительство Латвии считает, что русских удастся запугать и они откажутся от дальнейшей борьбы. Но эти надежды представляются не достаточно обоснованными. Далее могут последовать такие шаги как избрание в Латгалии и Риге русских комитетов, выдвижение требования автономии для Латгалии, отказ от уплаты налогов, создание групп быстрого реагирования для участия в уличных акциях, проведение массовых демонстраций.

Возможно, латышские политики думают, что их защитит НАТО. Но на этот счет имеются большие сомнения. Ведь при упомянутом сценарии не будет casus belli для оказания военной помощи. Будет иметь место не агрессия России против Латвии, а межэтнический конфликт в Латвии, куда Россия будет вынуждена вмешаться с целью предотвращения массовых убийств на этнической почве. И вовсе не факт, что все члены НАТО захотят в данном случае встать на сторону правительства Латвии. На Западе далеко не все в восторге от вызывающего поведения латвийских властей в области национальной политики.

Поэтому есть веские основания предполагать, что НАТО предпочтет военному конфликту с Россией договоренность о проведение в Латвии совместной миротворческой операции. В этом случае Совбез ООН примет решение о вводе в Латвию международного контингента миротворческих сил. При этом российские и белорусские войска возьмут под контроль районы с преобладающим русским населением, а войска НАТО – районы с латышским населением.

После этого начнутся долгие переговоры по примирению русской и латышской общин. Понятно, что такое примирение если и станет возможным, то только на основе удовлетворения основных требований русской общины, причем, не в урезанном, а в полном виде. Это будет означать закрепление в конституции страны принципа двухобщинной государственности, включая принцип паритетного представительства обоих общин в органах власти. Естественно – существование двух государственных языков, а также предоставление Латгалии широкой автономии.

То есть латыши рискуют получить гораздо худший вариант государства, чем они могли бы иметь, пойдя на определенные уступки русской общине по итогам референдума. Не говоря уже о том, что обеим общинам придется пройти через боль, страдания и жертвы, прежде чем этот вариант государства будет реализован. Поэтому встает вопрос: зачем идти столь длинным и тернистым путем, когда можно спокойно договориться уже сейчас?




Источник: НАША

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 hkk.ee